Регистрация нового Пользователя / Вход на Сайт Перейти на главную страницу   Перейти на форум В этой секции нет сообщений Anonymous
Навигация
· Главная
· Ваш аккаунт
· Галерея фотографий
· Гостевая книга
· Литературное творчество (воспоминания и зарисовки)
· Наш форум
· Списки выпускников (учеников) школы
· Список пользователей

Сайты наших друзей

www.cgv.su

Ветераны ЦГВ

Сайт ЮГВ

Одноклассники ГСВГ

Одноклассники СГВ (Польша)

Одноклассники.ru - Поиск одноклассников, однокурсников, бывших выпускников и старых друзей

Сайт Гали из ГаллеСайт Гали из Галле

В Контакте Ру

Свадебный фотограф ART БУЛАТ

Guns.ru Talks: оружейные форумы

Cчетчики




Rambler's Top100

Яндекс цитирования

be number one

Литературное творчество

От Иваныча 2

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ИДЕАЛИЗМ ИЛИ ЛЮБОВЬ К СТРАНЕ ВЕЧНОЗЕЛЁНЫХ ПОМИДОРОВ



II. Служи по уставу

КАРАНТИН

Что такое карантин? Это когда кого-то берегут от чего-то, а в армейском понимании вещей ещё надо беречь это что-то от конкретного стриженного и тощего кого-то. Ибо необученный и неприученный, но вооружённый человек на самом деле представит собой неслабую опасность для самого себя и окружающих. Поэтому основной задачей армейского карантина является превратить призванное на службу Родине неорганизованное стадо в то, что называется подразделениями в общем смысле, и солдатами в частном. Какими способами это достигается? Правильно, планомерным повседневным и тщательным обучением призванного в армию молодого человека.
В результате вот этого планомерного призывник к моменту присяги уже начинает понимать, что такое дисциплина, уже умеет подчиняться и даже делать элементарные, для солдата, вещи. Это по научному.
По простому. Вот тут мы и подошли к описанию самого интересного. Индивидуального и группового, извращённого и не очень сексуального процесса, практически нескончаемой оргии, длящегося, как правило, один - два месяца. Это - КАРАНТИН. И объектом сексуальных домогательств и притязаний являются эти молодые люди, призванные на службу в ряды доблестной Красной Армии.
Грубо и просто говоря процесс этот представляет собой обычное тривиальное насильтвенно-сексуальое действие …..,
но ! с благородной целью добиться вышеуказанного результата. А т.к. цель, в данном случае, оправдывает средства, то …………..

Ещё в гражданке, но уже на службе.

Я не буду описывать процедуру тотального шмона на плацу. Нас просто вывернули мехом вовнутрь. Из нас вытрясли легко и просто все запрещённые предметы. В большую кучу внутри каре, в которое легко сформировали нашу колонну, летело всё, что по мнению наших командиров, могло помешать успешной службе. Чего там только не было???!!! Это были разнокалиберные бутылки, фляги, грелки и прочие ёмкости, наполненные отнюдь не молоком и лимонадом. Туда же отправились ёмкости с различными компотами и т.п. жидкостями. Колоды карт, порножурналы и прочие подобные картинки. Ножи с лезвием длиннее пяти сантиметров. И ………… сигареты, спички и пр. табачные изделия и приспособления для их употребления. Вот это было непонятно. Сержанты, проводящие этот шмон, на все вопросы отвечали кратко, хотя и дружелюбно, что, мол, поймете, ребята … потерпите.
И вообще первые дни, примерно неделю, сержанты относились к нам очень по-доброму и без грубых излишеств. Как родные, практически, папы и мамы. И это было правильно. Нас надо было поделить на отделения и взводы, а не банды-команды. Надо было понять, что от кого ждать и разрушить возникшие за время дороги связи. Т.е. проще говоря, сделать из нас управляемых и, если хотите, безопасных заготовок для будущих солдат. Ибо как же иначе? Как без этого?
Мы хоть и стали называться курсантами, но от людей, пришедших в армию добровольно, отличались тем, что служить то не очень и хотели. А в армии как. Не можешь - научим, не хочешь - заставим. Проще было бы расстрелять перед строем пару самых весёлых, но на дворе был 1976 и приходилось нашим командирам немного поработать.
Потом нас, изрядно пощипанных и поскучневших, загнали в спортзал. Там стояло много кроватей, и лежали поверх них голые матрасы и подушки. В углу высилась гора матов и вдоль стен лежали пирамиды подушек и стопки одеял. Была отдана команда, устраиваться на ночлег. Какой ночлег? На дворе было уже утро. Но мы, порядком измотанные, и многие ещё не совсем пришедшие в себя после дорожных и последующих возлияний не спорили. Нас не трогали сутки. Никуда не выпускали, не кормили, но еды то у всех было в достатке, правда, три-четыре раза притаскивали бачки с горячим чаем. Всё бы было ничего, но зверски хотелось курить.
И тут появились среди нас вкрапления военнослужащих. Разными путями в зале стали появляться старослужащие солдаты. Вообщем это была публика уже увольняемая в запас. Помимо учебки в этом гарнизоне ещё стоял автобат, какой-то полк и было что-то ещё. Я не помню уже. Началась меновая и обычная торговля. За пачку сигарет выменивались б.м. приличные предметы гардероба. Нам объясняли - вам всё равно это не пригодится, потому что в учебке не будет ни самоходов, ни носочки не оденешь, ни джемперочек под гимнастёрку … и т.д. Кстати, ребята не соврали ни на йоту. Были попытки и экспроприаций. Но нас было больше и кому-то из дедов и по уху досталось, чтобы не борзели. Мол добровольно давай меняться, а так … Очень смешно было узнавать свои же сигареты, за которые приходилось отдавать шмотки. К вечеру мы представляли собой очень живописную общность народа. Ведь, если кто-то снимал с себя штаны, ему дополнительно выдавались обычные кальсоны. Помните "Бег" Булгакова. По Парижу в кальсонах. Вот типа того. Только в казенном белье оказалась примерно треть народа, но в спортзале повисло плотное облако табачного дыма. Жизнь налаживалась … А вечером, перед отбоем прошёл слух. Что нас завтра переоденут и отправят … вот тут мнения разошлись. Кто-то говорил - за границу, причем места назывались, помимо традиционных, разные - вплоть до Кубы, Чили и т.д. Кто-то утверждал, что подслушал разговор офицеров за окном. Типа, мол, на Новой Земле они узнают, что такое служба … Ночь прошла тревожно.

Прощай гражданка.

Наконец произошло то, что должно было произойти. Нас повели в баню, и переодеть решили заодно.
Вообще то это была картина маслом по … горячей сковородке. Помните, наверное, фильмы о начале войны? Колонна военнопленных, показанная любым режиссером - это нИчто, по сравнению с видом нашей колонны. Благодаря усилиям дедов из гарнизона и отсутствию курева у нас половина ребят шла в нижнем солдатском белье, а некоторые так и в тапочках. У кого на плечах были накинуты одеяла - ноябрь всё-таки. Одним словом смешение стилей. И пленные немцы зимой и советские в июне. Встречные просто ложились в кюветы и больше не вставали. То ли веселились, то ли от ужаса.
Но до бани мы не дошли. Попали по дороге в учебный корпус. Рассадили по классам. Сначала попели. Первые пять букв из морзянки. Ну, для тех, кто не знает, прием знаков азбуки Морзе происходит по напевам. Никто же не считает точки тире, а улавливают мелодию звучания буквы. Причем кое-что поётся очень специфически, типа "Греб-у-у-т солдата". Короткие звуки дают точки, протяжные - тире. Дали бумагу и карандаши, одели наушники и написали мы свой первый текст.
Потом пошёл английский "микрофон". Я очень старательно начал записывать слова, но капитан, который с нами сначала беседовал - типа кто откуда и где учился стал меня лупить по руке с карандашом перчатками и моя карьера "микрофонщика" сорвалась не начавшись. Был это капитан Ткаченко, мой будущий командир взвода.
И вот, наконец, баня. Баня в учебке была большая. Человек на сто с лишним зал. Но нас туда загнали всех.
Потом, уже в ЦГВ, нашу роту, как победителей соцсоревнования возили на экскурсию в Терезин. Там нам показывали баню, в которой немцы мыли вновь пригнанных. Очень похоже. И вода, кстати, лилась то ледяная, то кипяток. Процесс переодевания в военную форму описан многими авторами, так что добавить тут особо нечего. На глазок оценивалась голая, синяя от холода или наоборот ошпаренная кипятком фигура будущего военного и быстро формировался набор из х/б и т.п. Более или менее индивидуально подгонялась шапка, чтоб не сильно висла на ушах или наоборот хоть немного умещалась голова, да сапоги.
Услышав от прапорщика, что мне будет выдана шинель 50 размера, я взвыл. Результатом явилось, что начальник с сожалением покачал головой и выдал мне сорок шестой. Он, по сути, был прав. Но тогда я это не понимал и, одев на себя шинелку, почувствовал … ну короче, прямо от кутюр. Она сидела просто как влитая. Кстати сказать, её на микродембель у меня украли. Я даже знаю кто. Был такой Васин, сука. И выдали мне новую, и всё-таки пятидесятого размера. Но это к лучшему оказалось. Всё таки шинель должна быть на размер-два побольше. Очень удобно, особенно когда в поле. Обратно мы шли уже почти как солдаты, даже в ногу. Вот так превратились мы в военных.
Построили нас на плацу. И распределили по ротам и взводам. И попали мы в руки к нашим будущим сержантам. И повели они нас по ротам. Туда, где предстояло нам узнать много нового и интересного, где предстояло стать нам младшими специалистами, не командирами, а специалистами. Ибо учебка у нас была не командирская, а специальная. Это нам всё-таки повезло.

Казарма

Вопрос к читателям. Просто вопрос, безо всякого потаённого смысла. Вам приходилось бывать в метро? На узловых станциях, так чтобы переход на другую линию был в центре зала. Вот такой вид открылся мне, когда вошли в родимую, первой роты казарму. Длинный коридорище с аппендиксами взводных кубриков-отсеков с обеих сторон и площадкой, на которой стоит тумбочка дневального и расположена канцелярия.
Коридор длиной с вестибюль станции метро, только на втором этаже, без мозаичных картинок и бронзовых люстр. Ощущение возникло … одним словом, вопрос "И где тут жить ???" встал на первое место.
Что больше всего доставало во время жизни в этом доме.
Во первых - ПОЛ. Он был везде, кроме площадки в центре зала, дощатый. Покрыт тривиальной красной мастикой, это как везде в армии. И вот раз в неделю, в субботу, после занятий устраивался ПХД. Так как техники у нас не было, кроме той, что стояла в классе, основные силы роты поступали в распоряжение старшины.
И начиналось. Сначала сдвигались койки в кубриках, и мы падали на колени - не затем, зачем вы подумали, а скрябать, или как мы тогда все говорили с лёгкой руки нашего старшины, прапорщика Скорочкина (дай ему БОГ здоровья, если он ещё жив) "шкрябать" или "шкрести" пол. СТЁКЛЫШКАМИ !!!
Когда мы освоились на территории, то нашли место, где строился магазин. Угадайте сколько стекла на этой стройке пошло на остекление витрин? Хватило бы остеклить огромный торговый центр. Почему именно это стекло особо ценилось? Потому что толстое. Держать удобно и край долго не стачивается. Но вернёмся к полу. Потом пол мылся. Щётками и водой с мылом. Мылся, очень обильно промываясь. Набегаешься с этими тазиками, мама не горюй. К этому времени поспевала мастика на заднем дворе. Каптерщик выглядел как волшебница Бастинда. На кирпичах стояла бочка. В бочке булькало пузырящейся красной пеной адское варево. Посыльные из роты с вёдрами в руках выстраивались в очередь, как к полевой кухне. Каптёрщик как заправский повар, стоя у бочки на ящике, разливал этот супчик черпаком, умыкнутым с пищеблока. Эта мастика, тонким слоем, наносилась на доски пола и после того, как просыхало. Мы в это время или территорию убирали или караоке там, на плацу исполняли, одним словом не скучали. И потом избранные натирали пол тёщами. Это такая большая доска. С одной стороны она обшита щётками жесткими такими, а с другой стороны на этой доске были укреплены несколько танковых траков. К доске была прикреплена длинная труба через шарнир. Не знаю, где и как, но нашу тёщу мы таскали вдвоём. То ли мы были слабосильными, то ли тёща у нас была такая, неслабая. И вот когда пол начинал сверкать - процесс считался законченным.
Забегая вперёд, скажу, что натирать такой же пол, но в "шашечку", оказалось не в пример "веселее". Это развлечение уже было потом - в бурсе.
Утомлять вас прочими рассказами, а как-то о натирании латунных кранов суконкой, или выравниваний полосок на одеялах по ниточке, или отбиванием краёв заправленной постели посредством табуретки и свёрнутого в кольцо ремня надо? Кто хочет узнать об этом подробнее - сходите послужите. Узнаете. А те, кто служил, и так знают эти процессы в абсолюте. Что было неудобно, так это узковатый коридор. Когда сержантам приходило в голову нас полечить, то трудно было выполнять команды типа "Вспышка слева, справа, взад, вперёд!!!" Всё время приходилось стукаться о сапоги впереди … это, лежащего, т.е. упадающего. По ходу пьесы, конечно, ещё что-то всплывёт, тогда и расскажу. Вот что вызвало особые страдания вновь призванного личного состава, так это ….

ЗашиВись

Читать именно так, как написано. И даже не думайте ни о каких вшах! Какие такие вши в Советской Армии на шестидесятом году Советской власти !!! Первым делом потребовалось пришить погоны и петлицы к х/б и шинелям.
Не знаю у кого как, но нам ещё выдавал погоны, буквы СА на которых были латунные. Их надо было на погоны прикрепить. Кстати, может это и красиво, но неудобно до жути. Ибо за эти буквы цеплялось всё, противогазы и ремни от автомата. Подкладка шинели и т.п. Да ещё эти буквы являли собой предмет зависти всех солдат остальных частей гарнизона, ибо им даже на парадки выдавали погоны с наклеенными буквами. И стоило где-то на секунду оставить шинель или оставить куртки х/б в спортгородке и зале без присмотра, как они оставались без этих букв враз. А те, кто усики букв распаивал или расклёпывал оставались и вовсе без погон. В военторге их не было, букв этих проклятущх. Доходило до того, что кто-то постоянно носил в кармане буквы, скажем с шинели, чтобы, не с…..ли. Потом то-то из москвичей написал родителям, и прислали старики комплектов, наверное, триста из московского военорга. Всем хватило.
Так вот буквы. Почему-то никто нам не посоветовал сделать шаблон для дырок под крепления, потом то конечно мы дотумкали, но подозреваю, что шутка была из разряда "возьми метлу и разгони помехи". А т.к. всё на форму пришивается и крепится строго по определённому стандарту и на определённых расстояниях, то скоро у большинства из нас сами погоны превратились в решето. Ибо сержанты проверяли, как буквы закреплены и следовала команда переделать. Кое-кто погоны с неправильно закреплёнными буквами успел пришить, и со слезами отпарывал их вновь. Напёрстков не было практически ни у кого. Помню только одного парня из Питера, у него был. Он, гад, оказывается до армии учился в каком-то техникуме, где была форма, вот и поднаторел в хитростях житейских. Одним словом после подшивки х/б и шинели пальцы были исколоты вусмерть. Кожа с кончиков пальцев слезала потом месяца полтора.

ПОДВИЖНЫЕ АКТИВНЫЕ ИГРЫ

Строилки - пятнашки - салки - догонялки, в основном бегалки - равнялки.
Я уже говорил, что построение - это в армии любимое развлечение военнослужащих. Поэтому первое, что мы стали делать - учиться строиться. Везде, быстро и чётко, невзирая на трудности и ограничения. Так что первая подвижно-активная игра, которую мы освоили. И освоили быстро и в совершенстве, была та, название которой указано выше.
Нет, прикиньте. Взлететь на второй этаж, при высоте потолка в бывших гвардейских конюшнях 4 с лишним метра, пробежать по коридору, а наш шестой взвод жил в самом дальнем от входа в роту конце оного, метров эдак … ну длинный был коридор, чего там и построиться. На построении роты - пять минут. И что вы думали - рота сто восемьдесят человек успевала с улицы влететь и построиться даже за три с половиной - четыре минуты и так же вылететь на улицу. И получаться это началось уже через неделю. Потому что сержанты использовали каждую возможность для тренировки. И если вы думаете, что они бегали с нами, то глубоко ошибаетесь. Иерархия сержантов в учебке была простая. Старший сержант, замок, дед, т.е. уже отгулявший отпуск, как правило, и болт на службу забивший, всеми силами, в смысле силами всего взвода, готовящийся на дембель. Эдакий добрый барин, который никогда никого, кроме младших коллег не …. вообщем, не воспитывал. Уронив голову на шапку сладко спавший от звонка до звонка. Наш, Серёга Прищепов, Питерец, больше читал. Сержант. Это год службы и набирающий очков на отпуск. У нас был Рома, белорус. Мужик был строгий, но без фанатизма. И если от него доставалось, то всегда по самые помидоры и за дело. Никогда не забуду Ромины уроки радиотехники. "Супргэтэратин работат так….", одним словом "булба радом и порадок". Нет, он не дурак был, но от акцента его мы тащились.
Кликуха у него была "Рома-два арбуза". Он парень был высокий и здоровый. А в х/б зимой ходить холодно. А шинели мы одевали только после минус пятнадцати. И вот Ромка руки всегда делал колесом, как будто арбузы несёт.
Младший сержант. Это вчерашний курсант. Всегда и везде старший, всегда с личным составом, всегда боец. Нам повезло. У нас турок был. Айдаров, фамилие такое. Его, по-моему, оставили в учебке как элемент экзотики. Маленький, здоровый, тупой, злобный … настоящий горец-абрек. Вот от него нам доставалось … Чтоб его поносом прохватывало, когда его кто-то из наших ребят вспоминает. Так вот, средний шел вслед за нами в кубрик, если было холодно, и оставался внизу, когда на улице было хорошо. Младший занимал позицию в соответствии с положением среднего. Если Рома шёл в кубрик, то турок оставался внизу и наоборот. Бегали только мы. Туда - сюда, раза по три четыре. Допустим, добежали, т.е. удовлетворили норматив.
Отлично. Вот бы отдышаться. Но! Критический взгляд. СапАхи, это если Рома, чисить надА. Запылились сапаХи. Следовала команда:
- Семь минут, сапаХи блестят !!! Надо было успеть похватать щетки и крем из тумбочек, слететь вниз, почистить, или сделать вид, что почистили сапоги, взлететь наверх, заправить щётки и встать в строй. Думаете, исходя из вышеописанного, не успевали? Успевали. Не сразу конечно, но через пару недель успевали даже реально сапоги почистить за семь минут. А щётки все, по честному, заправляли в тумбочки. Потому что уже на первой тренировке, после первого забега последовала предъявить карманы к осмотру. И бегали мы столько раз, сколько было обнаружено щёток. А обнаружено их было немало. Человек двадцать пять из тридцати хитрых оказалось. Так что урок усвоили с одного раза. Нема дурных, из сержанта дурака делать.

Физкультура на свежем воздухе …

Первые несколько дней, что удивительно мы занимались по утрам уборкой территории, казармы. Учились, как было выше сказано, вставать в строй и отбиваться за сорок пять секунд и занимались прочими необходимыми делами. Пошли даже разговоры, что для осеннего призыва зарядку отменили, а будет физо только в спортзале ... (до сих пор смеюсь, как вспомню)… потому что уже холодно - на улице зарядку делать.
И вот пришел день, когда утром прозвучало.
- Выходи строиться на физическую зарядку! Форма одежды …. голый торс, взять с собой рукавицы !!! Это был шок. Получив пару минут на оправку…. Здесь стоит остановиться на минутку.
Сто восемьдесят молодых парней. Просто пописать - это даже не двадцать секунд. Два туалета. Очков по десять и писсуар вдоль стены человек на десять-двенадцать. Как ни крути, а за две минуты такое количество мочи слито быть не может. И что бы случилось с обороноспособностью Союза, если бы зарядка началась на пять-десять минут позже? И добежав до первого поворота на "Умирай пехота штрассе" (это прямая бетонка длиной три километра, прямая как стрела и шириной в две дорожные плиты) , о ней потом, сливалось всё это на обочину. Жёлтые торосы украшали эту дорогу до самой весны.
Особо пикантно было то, что вдоль этой дороги стояли жилые дома. И вот прикиньте - громкие команды, мат не мат, перемат, топаниье тысяч ног и журчание в первые минуты зарядки такое …, и всё это в шесть утра. Весело жилось людям, просто Аншлаг. И вот бежим мы по этой дороге. Ласковый, промозглый ноябрьский ветерок при температуре окружающей среды от минус трёх до десяти, в разные дни, освежает наши разгорячённые после сна полуголые тела. Под ногами скрипит первый снежок. Хорошо.
Темп задаёт турецкий друг, сзади, матерясь и подталкивая отстающих, трусит Рома два арбуза. А мы бежим. Т.е. тупо переставляем ноги, ничего уже не понимая, что происходит. Пробежались. Выскочили на плац, растянулись в цепочку и начали делать комплекс вольных упражнений № 1. Знакомо? Ну, вот такая зарядка одновременно с комплексом закаливания.
А, рукавицы то зачем? А это, чтобы руки к асфальту не примерзали, когда "упор лёжа принять - отжаться !!!" Что стало быстро понятно, это почему нам запретили курить. Пробегать эти три километра (потом было больше) было очень нелегко без привычки. А если бы курить в это время, то … Короче реальный смысл в этом был.

Ванька - встанька

Это тоже игра такая, из серии подвижных и активных. Для военных первый дней службы особенно интересная и весёлая. Чтобы не скучали.
Прикиньте, приходим с завтрака. Ну хочется же пяток минут перевести дух, курить то было запрещено. Нет. Следовала команда - строиться в кубрике. Раза три-четыре сбегаем туда-сюда. Построились. Стоим, ждём команды. Сержанты подозрительно расслаблены. Заменили дневальных по роте сержантами. Вообще хорошо. Вдруг команда по роте:
- Отбой !
Мы в некоем шоке, т.е. слегка не понявши, что за дела. Сержанты дублируют:
- Чего стоим? Отбой! В койки, сорок пять секунд!
Разлетаемся, отбиваемся, но непонятки не проходят.
Гаснет свет.
Лежим, ожидая продолжения. А сержанты удаляются в курилку, и скоро оттуда доносится запах сигаретного дыма. Никто и ничего понять не может. Что за бред? Будний день, вроде всё в порядке, а тут эдакое ни фига себе. Но постепенно расслабляемся, и кое-кто даже задрёмывает. Фиг его знает - на гражданке вон вторник рыбный день, а здесь может, есть сонный день, назло врагам Советской власти.
Проходит минут пятнадцать. Расслабуха приходит почти ко всем. Кто-то уже перевернулся на бочок и начал даже сладко посапывать. Стукнула входная дверь, раздались голоса - пришли офицеры. Ну, думаю, сейчас сержантам достанется. Нет! Ни тебе команды "смирно!", только дежурного позвали. Всё по ночному.
Что за дела? Но всё объяснилось через минуту.
- Рота, ПОДЪЁМ !!! Сорок пять секунд !!! Строиться в коридоре !!!
И понеслась. Прыгали мы взад вперёд до обеда. Спрыгнем, построимся.
- Проверить заправку личного состава !
- Первая шеренга три, вторая два шага вперёд, марш !!!
Пройдут крокодилы вдоль строя, подёргают, потрясут.
- Становись !!!
- Рота отбой, сорок пять секунд !!!
Это было нечто. Настоящий групповой, с грубыми извращениями и в разных позах продолжительный, я бы даже сказал, затяжной, не просто секс, а конкретный трах до смерти. Вы ж хотели? И продолжалась эта весёлая и увлекательная игра три долгих дня. С утра до обеда, после обеда до ужина. Как это удалось вынести и не сойти с ума - спасибо господу Богу - дал силы выжить.
А сколько было поначалу интересных и весёлых моментов … То кто-нибудь, кому-нибудь на голову сядет. То верхний со всей дури по хребтине вмажет, замешкавшемуся в проходе нижнему, соскакивая с койки, отчего товарищ летит вперёд и сбивает с ног того, кто спит напротив и тот вмазывается в свою койку … Кто-то опершись на верхнюю тумбочку летит вместе с ней за койку или на нижнюю койку. Пока приноровились и распределились, кому, куда скакать много "посмеялись". Зато к концу третьего дня рота вставала в коридоре полностью заправленной и сверкающей за сорок секунд. Честное слово - не обманываю.

Всё остальное … про карантин

Что ещё было интересного в карантине? Да всё.
Чего стоят только отработки прыжков по вспышкам. Это так называлось по научному. А на самом деле было любимым инструментом сержантов для изнасилования, т.е. сношения или, проще говоря, воспитания личного состава.
Два слова, для неслуживших. По команде, скажем, "Вспышка с фронта" падать надо ногами к указанной стороне , лицом наоборот. Так вот в строю это делать неудобно, в принципе. А если кто-то по нерасторопности пытается прыгнуть наоборот, то происходит встреча, как правило, головами. БЭМС !!! Куда там биллиарду. Или, если тот, кто впереди недостаточно далеко отпрыгнул, втыкаешься физиономией в тело товарища, или в каблуки его сапог. Прекрасно!!!
И эти команды следовали всегда и везде. И в снег лицом и на пустыре, где встречалось битое стекло и отходы жизнедеятельности живых организмов.
Скажете, жестоко? Наверное. Но я, например, за науку благодарен. Потом пришлось прыгать, не от ядерного взрыва, слава Богу, а так, … но может благодаря этой, нет, не муштре, а выучке, я могу надоедать вам сейчас своей писаниной.
Или строевая подготовка. Когда гуляешь по квадрату. На счёт "раз" ног поднимаешь. С оттянутым, как положено, носочком и на высоту положенную. Отмашечку под шаг выполняешь. И … держишь ножку, стоя на месте. И не дай Бог, нагнуться-наклониться. Держись ногу минуту, может две - они, эти минуты, кажутся часами. "Два!" Эту ножку ставишь, отмашку перемахиваешь, вторую задираешь … и снова держишь. А сержант ходит, ещё и поправляет тебя. Поднятая то нога вниз сползает, а тебе по этой ноге, любимый сержант, своим копытом БЭМС, и нога взлетает и замирает. И ты уже упасть готов (и падали - было дело), а нельзя. Потому что пока встанешь и стойку займёшь, все стоят в замерзшем виде в указанной позе. И становишься ты любимцем коллектива. Опять скажете муштра? Зато я и по сейчас вам скажу - служил ли мужик в строевой части нет. Ибо осанка - на всю жизнь. Это вам не шейпинг - прыг-топ! Это тренаж, который на всю жизнь. Тяжело? Да! А какая прелесть марш-броски с полной выкладкой? И особенно прекрасны они, когда погода похуже. Дождь, грязь, а ты уже поверх шинели в ОКЗК, одетый. С противогазом, естественно, на голове. С вещмешком на спине, автоматом на груди (а как же ты изготовлен для боя).
А на ремне подсумок с двумя магазинами и болванкой имитирующей вес патронов, флягой наполненной водой, штык ножичком и саперной лопатой. Хорошо гранатной сумки с этими самыми грантами нам не полагалось. Ничего не забыл? Вроде нет. И все это хозяйство, висящее за спиной, на шее, на ремне… тянет тебя вниз, нарушает центровку, … а ты бежишь, хрипя лёгкими, перерабатывающими профильтрованный противный … нет, не воздух, а суррогат его. А ты калошами, сползающими с сапог, шлёп-шлёп … А ноги разъезжаются или в грязи или на скользком снежном насте. Бывает, и в снег проваливаются. А командиры тебе ещё предлагают различные развлечения. Типа окопаться, или развернуться в цепь, потому что на столько там метров слева или справа наступает противник. Ну и копаешь и разворачиваешься, Сержантам перекурить то надо. Ладно, если снежок бы разбросать сапёркой, а то ведь надо до земли докопаться, а потом землю поковырять.
Бежишь, зима, солнышко или пасмурно, какая тебе на хрен разница в противогазе. А в сапогах уже хлюпает, и мокрый ты как мышь. Какая там пояс сауна для похудания? Не растолстеешь, как ни старайся.
Или, скажем лыжи? Вы любите кататься на лыжах? Я вам завидую.
Но об этом потом.
Вот так и жили мы до присяги. Жили, не тужили. А куда ты денешься с подводной лодки?
Но, как было замечено, всё проходит. Прошло и время карантина, а вместе с ним и первые, самые весёлые и смешные сорок дней службы. Наступил день присяги.
Тут рассказывать особо нечего. Построение, двухчасовое стояние на плацу, развод по местам принятия присяги, сама присяга, опять построение, торжественный марш. Потом был праздничный обед. Вот ответьте - обычная подгорелая почти вся из хлеба и немножко с салом и солью котлета, способна вызвать спазм в горле и слёзы ??? Дык вот я утверждаю - СПОСОБНА !!! Ладно, лирика закончилась. Дальше будет про боевые будни.

II. СЛУЖИ ПО УСТАВУ …



БОЕВЫЕ БУДНИ или ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ

Первый раз в учебный класс …

Вот, наконец, и наступил торжественный момент. Т.е. после завтрака мы как большие, с песней, отправились в учебный корпус. Учиться военному делу, так сказать, настоящим образом.
Было очень непривычно, после всех полевых развлечений оказаться в классе. Классе, очень похожим на школьный. Разница была в том, что вместо стульев стояли табуретки. Да на стенах висели зашторенные стенды и на столах у стен стояли, опять же, зачехлённые и опечатанные красными сургучными печатями. Солидно.
Вот тут-то мы увидели своего командира взвода. Аж целого капитана с двумя планками боевых наград на кителе. Орден Красной Звезды и медаль За Боевые Заслуги. Видел я его третий раз. Первый - когда он меня перчаткам стучал по рукам, второй - на присяге, и вот в третий. Скажу сразу - наши встречи - в будущем были нечасты. Вот такой он был человек. Неприметный. И вот - вводная лекция! Я конечно не смогу её передать полностью, да даже если бы и мог - не стал бы. Правила приличия, не позволяют, знаете лм.
- Товарищи солдаты! Курсанты! .- взводный был строг и торжественен.
- Вы прибыли служить в … школу младших специалистов. Вчера вы приняли присягу. И теперь стали настоящими солдатами. Сейчас вы узнаете, кем вам предстоит стать через пять месяцев. В каких войсках вы будете служить, и чем будете заниматься.
Но, прежде всего вам необходимо подписать вот такое обязательство. И сержанты раздали нам по листу гербовой бумаги. Это было первое обязательство, которое мне пришлось подписать за службу, но оно было самое строгое, потому что очень непривычно и ново было прочесть в конце. "В случае ………….. вплоть до высшей меры" .
Честно? Стало жутко. Текст то был небольшой, но!
- Так вот. Части, в которые вы будете направлены, относятся к Главному Разведывательному Управлению Генерального Штаба Вооружённых Сил СССР. И нигде и никогда за стенами этого класса, даже на территории части, не произносите этих слов. Для всех вы служите в войсках связи!
Заниматься вы будете тем, чего не существует в связи с решением ……… (какой-то там) международной конференции по организации радиосвязи …. года. Этот род деятельности запрещён решениями этой конференции. Радиоэфир принадлежит всем и никто не имеет право прослушивать и ….. Конкретно нашей задачей является выявление радиосвязи противника, определение технических параметров применяемых им радиоустройств, определением мест их нахождения и противодействие их работе. Одним словом РЭБ. А если быть более точным войска РЭБ ОсНаз ! Это было произнесено настолько торжественно и чеканно, что мы аж выпрямились на своих табуретках.
Лекция длилась долго. До обеда. На перерывы мы выходили притихшие и прибалдевшие.
Ребята из других взводов, тоже выглядели не лучше. Но, помня строгий наказ своих командиров, все хранили молчание. Всё-таки система работала чётко. Мы не знали, чем занимаются в других взводах, а тем более ротах. Просачивались только самые общие сведения. Типа того, что первые три взвода помимо приёма, изучали ещё и передачу. Вторая рота - связь УКВ. В третьей готовили пеленгаторщиков, в четвёртой технарей. Пятая и шестая учила английский микрофон. Но подробностей не знал никто … вообще. И не задавали мы друг другу никаких вопросов. Не принято было. Всё-таки ГРУ это фирма. Была, есть и, наверное, будет ещё долго.
После обеда нам показали аппаратуру, которую нам предстояло изучать. Там был совершенно сумасшедший, по тем временам, агрегат. Я влюбился в него с первого взгляда. Ещё бы весь такой зелёный, с двумя жёлтыми экранами, с подключенной … Одним словом, любовь оказалась взаимной. Благодаря этой машинке, я получил возможность покататься по дальним командировкам, ещё пока служил в учебке. И вообще очень был умный аппарат. Одним словом, это был великий день.

Про ребят

Немного расскажу про ребят, с которыми мы учились в служебке, или служили в учебке. Это как кому нравится. Если кто читал Суворова - "Аквариум", то возможно помнит его описание отбора призывников в части СА. Так вот, абстрагируясь от того, что он перебежчик и т.д. заявляю как свидетель. Правды в его книге, особенно в главах, касающихся повседневной жизни и службы в армии нашей, ещё маловато будет. Он в указанных главах не соврал ни капельки, даже приукрасил. Так вот описание распределения призывников у него совершенно точное. И вроде бы нормальные ребята подобрались.
С какими то понятиями о радиотехнике нас во взводе было немного, примерно треть. Остальные вообще не представляли себе - почему провода остаются ровными, если ток в них синусоидальный, или почему электричество в розетках не кончается. Остановлюсь только на самых ярких личностях.
Ю.И. Питерец. Интеллигентнейший парень. РТ техникум. Умница. Взвешенный и спокойный. Начитанный. Одним словом очень приятный и умный парень Общаться с ним было одно удовольствие. Мы с ним после армии встретились при весьма забавных обстоятельствах. Так вот - я его не узнал. Т.е. я понял, что я его знаю. Я его даже спросил, где и как мы с вами пресекались? Он не признался, там было почему. Я год мучился, вспомнить не мог. И только когда полез перечитать армейские записки …. Юрка! Если вдруг ты как-то тут. Отзовись, братишка!
Также из питерских помню А.М. и Ю.Д. С ними, потом в ЦГВ служили. Тоже нормальные парни.
Первый - Мамонт, потому что здоровый был и такой же невозмутимый. Но была у него слабость. Выпить был не дурак. Так вот. Как-то заловили его за этим делом. Ну, вывели его в туалет, умывать. И зашёл туда старшина, и чего-то ему сказал, стыдить начал. А только к нему повернулся, руки в стороны развёл и … бедный старшины аж шарахнулся метров на пять. Толька ему так спокойно прогудел: "Тащ, прапорщик я ведь на свои выпил, не украл ни у кого. Хотелось очень". Причём так по-доброму, без тени агрессии. Вот его старшина и окрестил тогда Мамонтом.
Второй - потом на четвёртом периоде зам. Старшиной стал. Никто не ожидал. Точно говорю. Мы обалдели просто. Всю дорогу был тихий и спокойный. Тоже интеллигентный парень.
А.Г. Рязанец. Точнее родом из Константиново. Низенький и щуплый парнишка, но классный. Молчит - молчит. Потом чего-то как сказанет. Мы ложились, просто. Кликуха у него была "Петя-пЯтух". Эти два слова были напевом какой-то буквы или цифры в Морзе. Вот, когда мы разучивали азбуку, то все громко пели эти напевы. А Сашка отличился - П-е-е-тя п-Я-Я-Я-ту-у-у-х !!! Вот и прилипло. А так, человек был безобидный и очень добрый, тоже потом в ЦГВ в одном взводе служили.
В.А. Хабаровск. Гимнаст, красавец. Ну что сказать о Вовке? Койки рядом, смысле он надо мной спал, в классе рядом, переписка потом … одним словом кореш. Жаль, что потерялись. С ним у меня история смешная получилась. Мы стригли друг друга. И вот уже на четвёртом-пятом месяце службы, Вовка подстриг меня и попросил подстричь его. Я его ПРЕДУПРЕЖДАЛ !!!! НО он настоял !!! Вовка, прости, БРАТ, я правда не умею и не умел никогда, я же тебе честно говорил. Короче пришлось Вовке стричься практически наголо.
Журавлик. Земеля. Вот как зовут, забыл. Представляете. А ведь мы с ним почти все время проблатовали. Деду нашему лепили дембельские блокнот и т.п.
Самый хитрый из армян - это Вова Мелкумян. Из Степан Акерта, что в Карабахе. Он рассказывал нам, а мы не верили. В смысле о нерушимой дружбе армяно-азербайджанской. Очень добрый был парень. Наш турок его доставал, мама родная. Так вот нарвался. Вовка как-то на него бросился, душить начал. Мы его еле оттащили. Айдаров пол дня хрипел. Но, не заложил. Мы, курсанты ему, младшему сержанту Айдарову честно сказали, что если поднимет шум, то у замполита и особиста на столе будут лежать тридцать рапортов о том, что тот на почве межнациональной ненависти … и т.д. То ли испугался, то ли деды ему вставили. Потому что палку он перегибал. Он потом Вовку просто не замечал до микродембеля. Добавлю только, что Айдарова вместе с нашим выпуском отправили в войска. И вот они поехали вместе с Вовкой. Что там дальше было у них - не знаю.
В.Б. Жуковский. Бок о бок спали все пол года. Приятный парень, но как-то не запомнился он. Очень он был … как все, вообщем. Герои-десантники. Не помню ни имен, ни фамилий. Один был невысокий, а второй длинный. Тарапунька и Штепсель. Но пацаны правильные. Ничего нельзя сказать. Они скорешились с Мелкумяном. Низкий его постоянно подкалывал, но по доброму. А Вовка его, они нас укладывали просто. Коронкой было выражение типа такого. "Вовка, пойдём спортом заниматься! Каким? Армянским, ё!!!" А мы ржём. Как-то забавно у них это получалось. Так вот десантура держалась всегда со всеми, но была у них конечно и особая спайка, всё-таки совместное будущее им светило повеселее, чем у нас. Парни то были откомандированы к нам для обучения из спецназа.
Так вот к длинному в феврале приехала невеста в гости. А в части был карантин. В увольнение его не пустили. Дали только на КПП поговорить. Он, конечно, сорвался с ней в ближайший подъезд. Но обломили их. Дома то военные, вот и нашёлся, вернее, нашлась, какая то блять, выгнала их и пригрозила, что сообщим дежурному по части, если он не вернётся на КПП. Вернулся чувак в казарму … яйцами гремит на всё расположение, ноги враскоряку. Потискаться то они потискались, а до остального дойти не получилось. Ходит парень, ревёт как слон. Обидно!!! А Вовка ему словами его же друга "Пойдём армянским спортом займёмся !!! Э?" Тут была потеха, мы думали, умрём. Вовка низенький, толстый. Тот длинный и атлетический. Это надо было видеть. Десантура, потрясая табуреткой, гонял Вовку по всему расположению роты с ревом типа, ты, сука, сейчас у меня …, я тебя гада сейчас … И т.д. и т.п. После многоточия шли в основном угрозы сексуального характера. Еле угомонили. Но в принципе, понять парня можно.
Арнис. Рига. Классный, кстати был парень. Но совершенно не приспособленный. Он из семьи какой-то упакованный, был. С предками что-то не поделил и сорвался в армию. Бывает. Но не ныл никогда и не нос, не задирал. Хотя, очень чувствовалось, что не из простых.
В,Д, Одесса. Морячок. Он потом остался в учебке. Командиром отделения в нашем взводе, вместо турка. Когда, оформляли допуска, особист принёс анкеты. Мы заполняли их в классе, под его руководством.
Так вот Васька задал ему вопрос, когда подошли к пункту про заграницу. А можно я остальные страны просто на листочке напишу - у меня места не хватает. Тот его спросил, мол, а где ты был-то. Ну, Вася и перечислил. Мы думали особист поседеет. Выслушал он Васю и говорит, ну какой дурак тебя сюда прислал? Тебя же, лять ….. и т.д.
Миша из Белоруссии. Тракторист бывший. Кулаки, как тыквы средних размеров. Здоровый, работящий, добрый, но … чего взять с него. Пацан телевизор в армии только увидел Ну не было у них электричества на хуторе. Он единственный, кто программу "Время" смотрел не шелохнувшись. Как он к нам попал? Он всё в танкисты рвался перейти. У него батька, все дядья, братья и т.д. в танкистах служили. Ох он и сокрушался, что его угораздило.
Был один кадр ещё. Тоже земляк. Л, Шустер. Ну, этот, был шустЁр. Ё-моё. Шланг из шлангов. Перед выпуском был торжественно списан в хоз.взвод, на свинарник. Водителем кобылы, в прямом смысле, посадили его на лошадь с телегой, помои возить. Дошланговался.
Западноукраинская колония. Их мы называли "дети батьки Бандеры". Нет, правда. Их было четверо. Один - Коваленко, подловаты типчик, всё замполиту чего-то рисовал. Так вот дед наш дал ему команду проиллюстрировать в его дембельском блокноте стихи про девочку, которой мама не разрешала бегать по росе босиком, а девочка маму не слушалась и бегала. И выросли у неё ножки ….. ну вы понимаете. А он нарисовал эдакую мясистую, с задницей 52 размера хохлушку. Дед, как увидел, чуть с инфарктом не слёг. Вышвырнул его, из обеспечивающий дембель команды, враз.
Новосад, был единственно женатый из нас. Этот всё частушки пел, да про москалей рассуждал. Косил под тупаря. Докосился, однако. Остальных не помню но объединяла из патологическая жадность. Посылки им присылали регулярно. Раз в неделю - железно. Но съедалось содержимое этих посылок кулуарно. Выделялась доля сержантам, остальное сжиралось вчетвером. Сержанты, когда это поняли, брать у них перестали, только Айдаров пользовался. Как-то выставилась банка варенья на стол, в столовой к чаю. Было это так. Они были в разных отделениях, поэтому двое сидело за нашим столом и двое отдельно за двумя остальными. Так они сначала меж собой пол банки разделили, а остальное взводу отдали. Практически никто ни притронулся. А "кушали" они так. Сваливали первое и второе вместе в одну миску, крошили туда хлеб …. Чес слово, вспомнить тошно. Кого запомнил, о тех рассказал. Про кого-то по ходу вспомню ещё, а про кого нет. Ну значит, как будто, и не было их.

Самый умный, да ?!?! или Не высовывайся !!!

Первым радиотехническим устройством, которое мы начали изучать, был радиоприёмник Р-250. Приёмник, кстати, великолепный. Большой такой, прямо шкаф. Но перекрывал весь КВ диапазон. Т.е. слушать можно было всё что угодно. Причём, благодаря разным техническим примочкам и, если умеючи, можно было отстраиваться от глушилок и слушать вполне отчётливо самые вражьи из самых вражьих голосов. Замечу, что строился этот приёмник по элементарному принципу. Супергетеродин, если кому-то это что-то говорит. Изучение принципа работы сводилось к подробному описанию блок схемы.
Для меня, имеющего среднее радиотехническое образование это было не в новинку и, как обычно в армии, вместе с такими же умными часы технической подготовки проводились на уборке территории. Причём, приёмник этот изучался, начиная с двадцатых чисел декабря, ибо присягу мы принимали в день семидесятилетия дорогого товарища Леонида Ильича, а закончилось оно, это изучение, в начале февраля. Почему так долго? Да потому что всего меньше трети ребят что-то понимали в РТ и ЭТ. Остальные были разные, как уже было сказано. И помимо технической подготовки были ещё и основы РТ и ЭТ. Так что территория шестого взвода была освоена досконально.
Так вот, о приёмнике. Почему я останавливаюсь на этом вопросе, будет понятно. Сема супергетеродина строится очень просто. Антенна, она принимает все сигналы из эфира. Входной контур, там происходит отсеивание всего ненужного и выделяется только сигнал на заданной частоте. УВЧ, там этот сигнал усиливается, потом .. и т.д.
И вот изучив это дело, стали мы писать контрольную. А я возьми и развлекись. Т.е. совершенно искренне подумал, что такая подача материала облегчит запоминание и понимание процессов, протекающих в этой схеме. А то народ начинал бекать, мекать - одним словом я никогда не думал, что для среднестатистического призывника это такой сложный материал. И написал я, свою контрольную в вольном стиле. Создал прям таки "Театральный роман". Основной мыслью было что СГП это как театр. Антенна - вход, Входные контура - билетёры и гардероб. УВЧ, мол фойе с шампанским. Смеситель и блоки УПЧ - буфет, где, пришедшие в театр после работы люди перед спектаклем подкрепляют свои силы. Демодулятор - туалет, там происходит … Был у меня и буфет в антракте, и второй антракт и даже кухня буфета и т.д., и т.п. Начиналось, помню так: "… Как театр начинается с вешалки, так СГП начинается с антенны и входных контуров….", и дальше в том же духе. Можете себе представить?!
Реакция сержантов была - мама родная. Если не растекаться мыслью по древу - изучал я дальше радиотехнику, в основном, с лопатой и т.п. инвентарём. Как выразился младший из сержантов взвода Айдаров - "… тэбэ она (радиотехника) зачэм? Ты зинаэш! Пуст рыбята учат, а ты грэби (снег в смысле)…". Я на него не обижаюсь. Он турок был - во первых, а во вторых в чём-то прав.

Опять про игры на свежем воздухе. Или любите ли вы лыжи, также, как люблю их я ?

Сейчас стало очень модно кататься на горных лыжах. Многие, рассказывая о своих этих лыжных развлечениях, захлёбываются от восторга. Но, простите, я, нисколько не сомневаясь в правдивости этих рассказов и истинности передаваемых эмоций, заявляю совершенно ответственно - лыжи, это не для меня.
Почему?
Представьте себе деревянные, ровные доски с загнутыми, как это бывает у лыж, концами. На них шурупами прикручены крепления. Две такие железные, в форме близкой к половинкам консервных банок и брезентовыми ремнями с пряжками. Представили? Это лыжи армейского образца. Очень тяжёлые, не знавшие мази, в принципе. Иногда попадались просмолённые, иногда нет. Но, приказано называть эти приспособления для передвижения по снегу - лыжи, значит так и будет. Потому что по-другому не случится, всё равно. Ибо - ты в армии !!! Палки были обычные - алюминиевые, тут особо рассказывать нечего. Палки, как палки.
Теперь об экипировке. Об этой блестящей и красивой униформе горнолыжников, где одни ботинки … в описываемое время, были способны свести с ума любую самую неприступную и недоступную.
Итак.
На ногах. Кирзовые сапоги. Практически никогда не просыхающие. Почему? Да всё просто. На улице зима. Снег. Кирза намокает быстро. Сушить негде и некогда. Сушилка то в роте есть, но как ей воспользоваться? Отбой происходил по схеме 45 секунд, и час после шевелиться, а тем более вставать, не рекомендовалось, да и не успевали мы шевелиться. Голова засыпала, ещё по дороге к подушке. Значит, для того, чтобы сапоги поставить в сушилку, надо было час не спать - ждать. А это было невозможно. Дальше. Сушилка закрыта на замок. Значит, чтобы поставить сапоги надо подойти к дежурному по роте. А это целый сержант !!! И кто его ночью станет беспокоить? Только те, кто враг сам себе.
Утром подъём тоже - 45 секунд и ты в строю. Значит надо встать за, как минимум, пол часа до подъёма, чтобы сапоги из сушилки забрать и около койки поставить. Почему за пол часа? Потому что сержантов поднимают за десять минут до подъёма, и не дай Бог попасться им на глаза. Сгноят. Поэтому никто сапоги и не сушит. Поэтому всё влажное. Не успеваю просохнуть ни портянки, ни сапоги. Поэтому и дух в казарме по ночам ….
Портянка, как правило байковая - зима, всё таки, но как было сказано выше - влажная.
Одежда. Как водится зимой, одето на тебе два комплекта нательного белья. Простое, бязевое, а сверху байковое. Что такое нательное бельё? Это рубаха и штаны такие, пардон мадам, кальсоны называются. Все это на пуговках - завязочках. Не всегда по размеру. Сверху этого великолепия комплект х/б. Тут чего рассказывать. Шаровары и куртка. И конечно шинелка, которая, ниже колен, да шапка с ремнём. Поверх шапки, каска. Вот и вся экипировка.
Теперь о тюнинге, т.е. о навесном снаряжении. За плечами вещмешок, снаряжённый по полной программе. Описывать его содержимое не буду, вес - примерно 10-12 килограмм, зависит от количества сухпая и наличия допов. Дополнительно, навешивалось, т.е. пристегивалось сверху весовое дополнение до 10 килограмм. Это типа разделённый вес снаряжения группы. Не подумайте, что это были спальники или там коврики. Нет. Это то, что группа несла с собой для выполнения задания. Взрывчатка там, запасные батареи для радиостанций, патроны и т.п. Спереди на грудь крепился комплект ОКЗК. Это такой сборный резиновый скафандр, весил он примерно килограмма три. Противогаз на боку, ниже ОКЗК, автомат. На ремне подсумок с запасными магазинами, фляга с водой, сапёрная лопата, штык нож. Ничего не забыл ? Вроде ничего.
Общий вес всей экипировки … реально килограмм в районе тридцати. Через пять километров, кажется, что пол тонны. И дальше вес увеличивается по нарастающей прямо пропорционально пройденному расстоянию.
Теперь о процессе.
Процесс делился на два типа. Первый - это просто ТСП, т.е. тактико-специальная подготовка. Это просто.
Всего десятка. Через каждые два километра, правда, приходилось надевать противогаз и влезать в ОКЗК на пару километров. Время от времени сворачивать с лыжни и полкилометра в поле, потом упасть, окопаться, изготовиться к стрельбе. Обозначить бросок гранаты. Встал, вернулся на лыжню, побёг дальше.
Через день повторяешь, И так примерно месяц два.
Привыкнув, втягиваешься и уже перестаёшь умирать. Даже приятно иногда бывает, когда в воскресенье просто устраивают спортивный праздник и бежишь налегке. Это просто развлечение, даже на красоты окружающей природы успеваешь полюбоваться. Курорт, практически.
А вот лыжные прогулки второго типа, были смешнее. Гораздо. Это бывало раз в две недели. Сначала, в декабре и два раза в январе был учебный разведывательно-диверсионный выход на сутки. А в феврале пару раз сходили на трое. Это удовольствие другого рода. Стемнело и пошли. Рассвело, встали на дневку. Тут добавляются развлекухи. Разогрей консервы на сухом спирту. Выкопай яму-туалет. Поставь охранение и т.д.
Вы представьте себе. Гуляли то мы вокруг части, по окрестным лесам. Место довольно густонаселённое. Все местные привыкли, потому как рот шесть, у каждой день и маршрут. Т.е. людям, живущим в окрестных деревнях, эти наши лыжно-спортивные развлечения уже приелись. Но люди то добрые у нас, сердечные. Вот и идёт кто-нибудь с гостинцами. То кипяточку, то молочка. А бывает кто-нибудь из мужиков термос притаранит, плеснет тебе чайку, а там … горячий самогон. Ну, правда, не вру. Причём, если сержанты начинают выступать, то мужики на них гнали, поэтому они делали вид, что ничего не происходит. Да плюс к этому, что там пятьдесят грамм на морозе? А мы народу отдавали из сухпаев разную разность типа каш и заварки с сахаром. Один хрен, для того, чтобы вскипятить кружку воды, или разогреть тушёнку не хватало суточного запаса сухого спирта. Кто их эти нормы рассчитывал? Наверное, в тёплой лаборатории, а не в снегу, на минус пятнадцати-двадцати эксперименты ставили, уроды. Вот и грызли галеты с мороженным колбасным фаршем. Ну, тушёнку сами съедали, это святое. Шутили даже. У тебя чего? Порк-брюлле. А у тебя? А у меня беф-пломбир. Из каш съедобно было только рисовая и гречневая. Перловка не грызлась совсем.
А спать то, как было прикольно. Натягиваешь на себя ОКЗК, полным комбинезоном, заворачиваешься в плащ-палатку и баиньки. Разогнуться после такого сна было трудно, но спали. Ночку то бежишь, воюешь. Так что хочешь, не хочешь, а заснёшь. Только вот честно сказать, я не пойму, зачем нам это надо было? Наверное, только для того, чтобы нам не было скучно. Вот и придумали нам такую развлекательную программу. Ну и хорошо. Мы и не скучали. Тогда это было очень тяжело, мы практически плакали, а сейчас вспоминается всё со смехом. Вот же свойство человеческой натуры. Хотя, если бы сейчас меня просто заставить стометровку пробежать, то реанимацию придётся вызывать.
Так что позвольте повторить вопрос - любите ли вы лыжи, также, как люблю их я ?

На службу не напрашивайся …, или не высовывайся.

Вообще то, говоря, вспомнить об этой стороне службы стоило раньше. Т.е., исходя из хронологии событий, понимание правоты персонажа А.С. Пушкина, старика Гринёва, пришло раньше, ещё в первые две недели службы.
Дело было так, т.е. начать надо с десятого класса всё-таки.
У все в школе тогда был такой урок. НВП. Начальная военная подготовка, т.е. У нас её вёл дядя Лёша, живший в соседнее со мной квартире. Его дочка училась вместе со мной в одном классе все десять лет и были мы, что называется, одна компания. А мальчишек нас в двух десятых классах всего было пятнадцать. Из них семеро одна шайка-лейка. Так всех нас Алексей Поликарпович знал как облупленных.
НВП шел обычно последней парой. И было поставлено А.П. условие. Приходим, быстро пишем контрольку по предыдущей теме и по-тихому сваливаем домой. А темы шли всякие там … обязанности и т.п. Он не требовал точной передачи текста, поэтому можно было прочесть пару раз и написать свободное изложение на тему, скажем "Обязанности дневального по роте". Так и учились, на одни пятёрки, между прочим.
И вот, где-то через неделю жизни в казарме задают нам вопрос.
А кто, знает обязанности дневального по роте? Всё молчат. Тогда вопрос звучит по-другому.
Ну, кто хоть слышал об этом. Молчим. И так этот сержант начинает расстраиваться, что мне его что-то жалко стало. Короче, взял я и признался. И угодил, таким образом, в свой первый суточный наряд. С одной стороны, конечно это было невесело. А с другой дневалить выпадало раз в полтора месяца, т.е. за всю учебку четыре раза. А теперь прикиньте - ну какой с нас был спрос на первой неделе службы? Вот и прокатило, практически на халяву.
А второй раз я элементарно согласился пойти в кино.
Фильм тогда шёл в Москве. "Народный роман". Помните? Вот. А его посмотреть не успел. Вот вечером как-то сержант наш, Рома, спрашивает. Кто со мной в кино пойдёт, этот роман смотреть? Желающих нашлось немного, но нашлось. И пошли … в наряд по клубу. Кино посмотрели. А потом пришлось весь зал мести и мыть. Мы, было, расстроились сначала, но потом … спали, зато до обеда на следующий день. Ромка про нас вспомнил и пришёл забирать. Оказывается, это никакой не наряд был, а чисто Ромкина инициатива, чтобы их в кино пустили. Типа - дежурить по клубу. А нам чего? Мы отоспались знатно, хотя и пришлось билеты отрабатывать. А вообще то в учебке пришлось разное делать. В силу упомянутого образования, сдуру полученного до службы, всегда находилось дело. Т.е. на занятиях сидеть мне было необязательно, по мнению моего командира отделения, как было сказано выше. Вот он меня с огромным удовольствием и отправлял с уроков на подработку. Но нет, худа, без добра. Благодаря ему, турку лютому, я познакомился с одним начальником … не важно каким и очень душевно покатался на самолёте. Об этом в другой раз. Но принцип, указанный в названии, я так и не научился соблюдать. Нет, нет, да и нарывался. А всё доброта природная. Ну, надо человеку, как отказать.
Но ещё страшнее - это проявлять инициативу. Или лезть поперёк батьки … Поэтому очень важно, вовремя решение подсказать командиру своему, начальнику, так сказать. Он, начальник всё равно за порученное дело отвечает, так ему один … больше или меньше. А правильно подскажешь …, всё равно виноват, окажешься, но не сразу. Да и делать это другой будет. А сам полезешь, с какой инициативой, то тебя же заставят делать, а потом сразу же и накажут за то, что плохо сделал. А так, глядишь, и запутаются, разбираясь, чья инициатива была. Дуракам конечно в армии просто. С дурака какой спрос. Вот, когда все убедятся, что это дурак, перестают его трогать. Используют по принципу "Старший, куда пошлют" и ладушки.
Оно конечно, можно и шлангом прикинуться. Шланг он лежит, никого не трогает, пока об него кто-нибудь не споткнётся. А споткнулись, пнули, да и дальше пошли. Но, на мой взгляд, скучно это. Ибо шланг он пустой и часто гофрированный, да ещё и с двумя дырками.

Лирическое отступление …. Воспитание … поведение … москвичи - не москвичи.

На первом полевом выходе, занятия такие у нас были - ТСП называлось. Тактико-специальная подготовка. Мы это называли между собой - попехотиться. Пошёл я до ветру. Как водится не один в этом месте оказался. Кустики, они и есть кустики. Взял сапёрку, снял дёрн (уже ноябрь был, так что пришлось поковырять - морозец, понимаете), а после завершения процесса, этим дёрном сверху прикрыл и притоптал. Угадайте с трёх раз, какова была реакция окружающих? Во-во. Куда там Шифрину с Петросяном. Я так пацанов развеселил, что месяц на эту тему прикалывались. Надо мной, естественно.
Дальше - больше. Вечерком согрел кружку воды на костерке, да и отошел в сторонку, извините, интимные места сполоснуть, ну не могу я с потными и грязными частями организма совместно жить. Не привык - наверное, потому что москвич, а не, скажем, узбек или … еще там кто. Это было ваще. Я думал, что своим поступком подорву боеготовность роты на всю оставшуюся службу. Не скрою - реакция меня напрягла. Спасибо Серёге Прищепову. Старшему сержанту, нашему замку. Отвёл он меня в сторону, типа пошли мы с ним охранение проверять. И простенько, но серьезно так объяснил, что, мол, с волками жить - по-волчьи выть. Не умничай, а делай как все. И обижаться не вздумай. А то затопчут, потому как развлечение в армии наипервейшее. Того, кто от остальных отличается заставить быть как все, а тех, кто сопротивляется, участь ждёт незавидная. Ибо не умеешь - научим, не хочешь - заставим, а окажешь противодействие здоровой силе коллектива, и будешь продолжать высовываться - зачморят. Другого выхода нет. Вот в этой-то науке и вся суть. Другого подхода к воспитанию, вернее бытию в Армии я потом не встречал. Да и нет его, другого, мне кажется, по сей день.

КОМАНДИРОВКА (почти научная фантастика)

Я уже упоминал однажды о своей армейской "любви". Об аппаратуре управления постановками помех. Назывался этот комплекс т ли 475, то ли 485. Не суть. Ему, комплексу, даже ещё кодовое название не придумали тогда. Заводские, которые его у нас в классе монтировали, говорили просто "ящик" о головном аппарате или "комплекс" обо всей аппаратуре в этом, пардон за повтор, комплексе. Я так и буду это называть.
В передвижном виде этот комплекс монтировался на УАЗ 469, реже на таблетке УАЗ 452.
Также эти комплексы монтировались стационарно, на кораблях, и даже на еропланах с вертолётами.
Коротенько.
Оператор прослушки обнаружив станцию супостата, отдавал частоту на КП. Там определив необходимость, давали частоту на комплекс. Я, настроив ящик на эту частоту, на правом экране видел спектр сигнала, на левом экране отстраивал спектр сигнала помехи по нескольким параметрам, типа амплитуды, частоты и т.п. Затем я вставлял чистую перфокарту в перфоратор и жал пимпочку. Перфоратор, утробно рыча и треща, плюваясь кусочками картона, выдавал уже прокусанную карту. Я на ней писал номер и частоту станции, докладывая на КП эти данные. Там это фиксировалось прямо на карте обстановки. Потом откладывал эту карту в ящичек. И продолжал дырявить такие же карточки по приказу КП. При этом он, перфоратор, то их зажёвывал, то рвал. Это была самая капризная и стервозная часть комплекса. Когда принималось решение, что эту станцию надо давить, я получал команду с КП с указанием номера. Брал соответствующую карту, Вставлял её в дырочку блока управления и … как по мановению волшебной палочки на экранах БУ возникали картинки "сигнал-помеха". Я опять жмакал другую пимпочку, и на позиции начинала гудеть станция постановки помех, которая управлялась автоматически.
Ребята, это был 77 год. Что такое компьютер знали только из книг НФ. И эта машина была чудом. Ну и пусть лна управляла только одной станцией. И пусть она могла одновременно держать тоже одну станцию на подавлении, зато я мог переключать управление на все станции роты, а их было, кажется шесть. И настраивалась аппаратура постановки помех едва ли быстрее, чем это мог бы сделать оператор. Но это был первый шаг на пути компьютеризации и автоматизации. Это надо было сделать. И работал этот комплекс прекрасно. Любая дорога начинается с первого шага.
Итак, полюбил я это железо. И с попустительства взводного и замкомвзвода стал пропадать в классе.
Сначала с работягами с завода, пока они монтировали, а потом и просто сидя около ящика или обложившись схемами и инструкциями, рылся в железе комплекса. Очень было интересно. И вот однажды.
Шли обычные занятия. Сидели мы в наушниках и писали … писали … писали, все эти буковки и циферки. Я, кстати, так и затормозился на двенадцати группах. Это вообще была не скорость. Даже норматив третьего класса был шестнадцать. Ну не получился из меня слухач. Что потом боком выходило не раз. А что делать, если я напрочь лишен музыкального слуха. И вдруг стук в дверь. Посыльный. Меня к начальнику штаба. Это был взрыв. Какого-то курсанта вызывает не ротный, который нам казался вообще главным начальником во всех ВС СССР, а к начальнику штаба центра, к целому полковнику. Это дома друзья-товарищи отца или соседи были просто людьми, даже генералы и не с одной звездой на погонах. А тут …. Да просто представить не может, если кто не служил, что означает такой вызов.
Под сочувствующие взгляды ребят и злорадный Айдарова сержанта, младшего, но самого вредного, я вышел из класса. И как оказалось потом, вышел практически в новую жизнь.
Свидание с НШ оказалось коротким и лаконичным. Мне даже не дали доложить о том, что мол прибыл … Чётко и кратко:
- Поступаете в распоряжение капитана такого-то, приказываю убыть в группе названого капитана для выполнения …
Тут же, в кабинете, у меня отобрали военный билет и в сопровождении ожидавшего в приёмной ротного (!) отправился в роту.
Переодеваться в парадку и собрать вещички. Ну, какие вещи у солдата? Причем было сказано, что кроме туалетных принадлежностей и личных вещей с собой ничего не брать. Заботливый старшина вручил мне новенький сидор с двумя сухпаями и флягой холодного сладкого чая, в который я покидал полотенце с мылом, щётку с пастой, да книжку. Правда, старшина ещё напомнил, чтобы я сапожные дела прихватил, да червонец взаймы дал. Я ж говорю, мужик был … отец родной, без иронии. Он меня в штаб с вещами и проводил. Капитан-начальник, для простоты будем звать его капнач, был одет несколько странно.
Шинель с голубыми петлицами и летными эмблемами и фуражка офицера ВВС как-то странно не сочеталась со странными ботинками и заправленными в них брюками очень светлого тона. Он кивнул мне и, опять же, не дав доложить молодцевато о прибытии и поступлении, просто протянул мне руку и представился по имени отчеству. Затем просто сказал:
- Пошли. - И вывел меня из штаба. И мы пошли к КПП. А надо сказать, что за ворота части к этому времени мы не выходили уже месяца три. Так что состояние у меня было … Но я бдил. Я спросил у капнача:
- А где мои документы, меня ж без документов не пустят никуда.
На что капнач улыбнулся и завел со мной просто разговор. Кто мол, откуда и т.д. И мы совершенно незаметно и спокойно прошли сквозь КПП. Я офигел. На меня даже не посмотрели.
За воротами стоял Рафик, в котором виднелись какие то люди. Капнач открыл дверь, и я залез в салон. Он сел рядом с водителем и мы поехали.
В салоне сидели несколько мужиков в гражданке и пограничник. Прапорщик, по-моему. Как водится, начались шуточки типа - пополнение прибыло, теперь всех одним махом побивахом и т.п. Им то хорошо, они то знали, куда и зачем. А я? Так и ехали до аэродрома Тамбовского лётного училища. Не знаю, кого они там готовили, но на аэродроме, кроме одинокого АН 22, никаких самолётов не было.
Наш микрик, не задерживаясь нигде подкатил прямо к этому одинокому самолёту. Около самолёта пограничник собрал у мужиков паспорта, сверил мои данные с какой то бумагой, отшлёпал штампы и выгрузив нас из машины, укатил восвояси.
Самолёт был загружен чем-то, что было укутано брезентом и перетянуто веревками и тросами.
Мы устроились в пассажирской кабине, где расположились достаточно вольготно, ибо на каждого из нас приходилось по нескольку свободных мест. Мужики скучковались, а я скромно устроился в сторонке. С чего начинается дорога, если в неё отправляются несколько хорошо знакомых между собой мужиков. Правильно. Одно из кресел было откинуто в виде стола, и на нём образовалась поляна. Мне то тоже конечно уже хотелось есть.
Пока, суть да дело, время обеда уже минуло, а по первому периоду лопать, очень даже хотелось. Тем паче, что на поляне образовались яства, вкус которых уже начал забываться. Причём еда самая простая. Духовитая варёная картошечка, селёдочка под домашним соусом, курочка или уточка, заботливо зажаренная с чесночком и т.п. разные домашние вкусностями.
Мне доставать свой сухпай было как-то неудобно, да и не звал меня никто, поэтому я сделал вид, что увлечен наблюдением за процессом подготовки к взлёту.
Что меня удивило. Когда капнач снял шинель, то он оказался в какой то очень для меня странной и не виденной ранее форме. Светло - песочного цвета, непонятного покроя и уж совсем странными погонами. Без просветов, под цвет формы и покрашенными в цвет формы звездочками. Плюс бирки на груди. Фамилия там с именем и всякие медицинские обозначения группы крови и т.п. Это сейчас мы знаем, что к чему, а тогда…. Это была экзотика. Но, прозвучало то, что должно было прозвучать, ибо без этого Россия была бы не Россией.
- Солдат, давай к столу. Последовал краткий опрос и представления. Скажу сразу, военных в компании, кроме нас с капначем, больше не было. А может, и были, но сказано об этом не было ни слова. Я, было, потянулся к сидору за запасами, но кроме фляги с чаем, остальное было отвергнуто. Было сказано - побереги, пригодится.
И было налито, и в ответ на моё, сами понимаете, что сказанное, был ответ капнача - в дороге можно, не жмурься. Так мы и летели. Я то, принявши и поемши, вырубился и сладко спал с небольшими перерывами на оправку и заправку.
Ну, долго ли, коротко ли, но приехали. Ночью. Куда и что мне так и не сказали, да я и не спрашивал. Рассудив, что надо будет - скажут, а деваться то мне некуда. На одной из промежуточных посадок народу добавилось. В т.ч. и в форме люди появились. Молодые прапорщики, из школы к месту службы летели.
Итак, ночь. Вышли. Самолёты разные гудят. Прожектора. Тепло, даже жарко. Много народу, Наш груз распаковывают и грузят в машины. Военные все в форме, как у капнача. А некоторые гражданские так и вообще в шортах. И это после в начале марта. Интересно.
Конечно, пока мы дошли, куда привели, пока то сё, я был мокрый и тяжело дышащий. Под парадкой на мне были два комплекта белья, по зимней форме. Трындец.
Главное сколько времени я не знал. Нет. Часы то у меня были. Но установлены то они были по Москве. А где мы и что сейчас …
Где я оказался в итоге? Да какая разница? Скажу только то, что это была тёплая страна и место, где мы оказались, было на берегу большого солёного водоёма. Ну, песок там разный, белый. Пальмы зелёные … и т.д.
Я то кроме беленького домика на позиции и не видел ничего. Местные парни рассказывали разные разности, но больше небылицы, по-моему. Бананы и т.п. вкусности ел от пуза. Попробовал даже жареные бананы. Ну что сказать - картошка, она и есть картошка. Жареная.
Месяц с мужиками паяли, скручивали, настраивали. Я этот комплекс до сих пор соберу - разберу, настрою. Наизусть выучил.
Ну, собрали мы это дело, отстроили, отработали задачи, какие положено, сдали железо на дежурство.
И собрались в обратный путь.
Мужики эти были пусковой бригадой, но не с завода изготовителя комплекса, а с нашего центра. Откуда комплексы, которые изготавливались где то неподалёку от Тамбова, расходились по округам. И отправили меня с ними с целью определения моей пригодности к дальнейшей службе в составе этого центра.. Прапорщиком. Но когда мужики мне популярно и честно объяснили, что вот такие, подобные этой командировки бывают у них раз в пять лет, и чтобы в неё попасть, надо лет десять помотаться по ЗабВо и прочим землям Франца-Иосифа, моё, было возникшее желание, угасло. Плюс на мне и валюту сэкономили. Я поехал вместо одного из наладчиков. Нет. Мне тоже заплатили - на бритву недорогую хватило, я её замку подарил на дембель. Только мужики получили денег на хороший мотоцикл, т.е. по штуке где-то, и в валютных рублях, а мне … короче сэкономила родная страна.
И что характерно, я потом ещё пару раз был участником таких мероприятий. Только команда полностью состояла из мужчин срочной службы. И отлично справлялись, только сдавали комплексы не мы, а представители завода. И нам за это ничего уже не давали, кроме положенного срочникам, но подозреваю, что кто-то эти денюшки получал по полной.
Вернулся я в роту отдохнувший и несколько подзагоревший. Это вызвало ряд вопросов у ребят, но я всем рассказал, то, что было велено. Был в командировке, связанной с установкой комплекса в Средней Азии, в такой же как и у нас учебке. И честно, никому и ничего не рассказал, кроме сказанного. А хотите знать, что было тошнее всего.
Переоделся я в х/б, пришёл в расположение. Сел на табуретку. Травлю ребятам про всякое-разное, а тут дневальный как заорёт:
- Рота! Приготовиться к построению на …. Вот тут то мне, несколько отвыкшему от этого всякого и поплохело. Так тошно стало, хоть плачь ….

ГЛОТКИ СВОБОДЫ



Ремонт

Про Васю Добраня из Одессы я уже упоминал. Так вот. Вася был шуршунчик ещё тот. Он морячил до армии и дорога ему была в Морфлот, однозначно, но чего там кому-то и как Вас говаривал - Лучше два года в сапогах, чем три в ботинках. Мне только одно интересно - через сколько лет ему визу открыли, после дембеля. Ибо попал, морячок, в систему, после которой выехать даже в приграничную зону на рыбалку было проблематично.
Это мне Вовка потом писал. Он в Хабаровске жил. А на рыбалку они ездили куда-то ближе к Китаю. Так вот ему потом контора год мозги сушила, пока разрешение дали. А Васёк то конкретно плавал, или ходил - как там у них.
Васин папа ещё на присяге, навестив сына, очень сильно подружился со взводным. Результатом явилось особое отношение нашего капитана к Васе и полное презрение сержантов, особенно Айдарова. Но нас это трогало мало, потому что Вася и нам помогал. Увольнения там и т.п. Нос перед нами не задирал, от работ и нарядов не косил, короче жил как все.
И вот однажды Вася собрал несколько человек, в том числе и меня и предложил тройку деньков провести у взводного на хате. Отдохнуть от казармы, заодно и ремонт косметический сделать. Понятное дело никто не отказался. Хотя понятие о производстве некоторых работ имели слабое. Кто-то умел красить, кто-то клеить, кто-то циклевать. Одним словом, главное ввязаться, а что получится - посмотрим. Под покровом ночи, через час после отбоя, взводный повёл нас, типа на полигон. Привел он нас в квартиру, и они с женой и детьми, куда то отвалили с вещами. Запас продуктов нам был оставлен, и было наказано никуда из квартиры не выходить.
Что нам захотелось в первую очередь? Правильно, чем-то запить цивильную еду. ВСТАЛ ВОПРОС - ГДЕ ВЗЯТЬ ??? А где взять? Время почти двенадцать и на дворе февраль семьдесят седьмого. Но Вася не растерялся. Натянув спортивный костюм взводного, извлеченный из шкафа (Вася был выше взводного примерно на голову) и выпустив шаровары на сапоги (ну не лезли ноги сорок третьего размера в сороковой) исчез за дверью.
Пока мы жарили картошку и варили курицу, Вася обернулся. Гордо выставив на стол три водки и три портвейна, он приобрёл статус добывалы, и был освобождён от производства работ. Реакция отвыкших от алкоголя организмов была жуткой. Нас было пятеро. Вот и считайте.
Пришлось то на душу населения немало, плюс отвычка.
Вобщем работа на следующий день началась только к вечеру и была крайне малоэффективна. Пока мы драли старые обои и зачищали рамы с потолками, Вася обернулся и мы снова были с портвейном. Так и работали.
Но хай класс, был на третий день, когда Васька пригнал двух, … сами понимаете кого. Я и Вовка побрезговали, а ребята, насмехаясь над нами, употребили сладкое на всю катушку. Ремонт мы сделали и опять как тати в ночи были возвернуты в лоно родимой казармы.
Утром Айдаров, получив от нас ответ, что были мы со взводным на полигоне, только морщил нос. А замок, старшой, очень весело и громко предложил нам не …. Говорить неправде, потому что, как он выразился - от вас водярой и лядьми за версту несёт. Ребята, конечно, допытывались, но мы … могила, одним словом.

Культпоход

Вот когда нам пришлось ощутить себя полными идиотами, так это во время вот этого мероприятия.
Наша рота заняла первое место в соцсоревновании, посвящённом дню Советской Армии и Флота. И наградили нас культпоходом в Тамбовский городской драматический театр. Лучше бы всей ротой на губу посадили бы, всё веселее было бы.
В театр мы шли пешком. Строем, с оркестром. А когда оркестр уставал, то мы громко пели. Слякоть, дороги тогда посыпали солью. Сапоги через полкилометра уже мокрые, а идти восемь километров в одну сторону. Всю дорогу практически, строевым. Вот это театр! Причем жуткая драма с трагедией.
Но! Культамассовое мероприятие, должно было быть проведено. Причем ещё у старших сержантов накрылось праздничное увольнение, а у ребят были планы. И поэтому все сержанты были взвинчены, и досталось нам, победителям по полной программе.
Маленькое уточнение - мы шли на детский утренник. А спектакль был по рассказам А.Гайдара.
Т.е. что-то там про Красную Армию и пионеров - героев в тылу белых … и прибавьте к этому, что спектакль этот игрался каким-нибудь четвёртым составом Тамбовского театра.
Когда мы пришли к театру, то показали гражданским аттракцион "Справа по одному, головные уборы при входе снять ….". Но самое смешное началось перед спектаклем в буфете, которое, кстати, продолжалось также и в антракте.
Ну прикиньте, что было в буфете на детском утреннике. Вот. И количества никто не догадался скорректировать в расчёте на двести молодых и отвыкших от сладкого и вкусного, по сути дела мальчишек. Дети остались голодными. Ну, пусть не голодными, но без сладкого. Потому, как и нам всем не хватило коржиков там и шоколадок.
Когда началось действо, первые пять минут народ внимал искусству, потом немного похихикал над двумя пятидесятилетними и весьма упитанными тётками в роли юных разведчиков красных партизан, которые провели по сцене корову, состоящую из двух покрытых шкурой актёров или актрис, не знаю. Но спор это вызвало. Спор шёл, конечно, с применением ненормативной лексики. Дети испуганно жались по углам, а сопровождающий нас политрабочий всё шептал "… дикари … дикари….".
Больше всего веселились поначалу, по ходу дела, сами актёры. Но они рано радовались. В зале темно, тепло, спокойно. Сами понимаете, что через уже десять - пятнадцать минут, три четверти личного состава сладко спали. Некоторые даже похрапывали, а находились и вовсе такие, кто просто храпел. Кто-то даже и в антракте не проснулся.
Обратно, практически бежали, на обед опаздывали. Тоже, знаете, удовольствие.
Вот так мы и сходили в театр.

Про кухню, столовую и вообще еду.

Представьте себе шесть колонн, которые выстраиваются на площадке перед столовой. В каждой колонне по тридцать человек. Это рота. Таких рот шесть.
Команда:
- Головные уборы снять! А-а-атставить! …. Так раза три - четыре. Наконец шапки сдернуты с тридцати голов одновременно и зажаты в правой руке.
- Справа по одному! В столовую! Бегом! , руки сгибаются в локтях, прижимаются к корпусу. Сам корпус чуть наклоняется вперед.
- Марш! … Побежали.
Вбегаешь в столовую, шапку тут же в зубы, потому что надо окунуть обе руки одновременно в лохань с хлоркой и бежать дальше к столу. Подбежали. Стол на десять человек. Выстраиваемся по пять человек с каждой грани стола.
Сервировка интересует? Пожалуйста. Допустим обед. На краю стола, который к проходу стоят два бачка и поднос с кружками. Алюминиевый бачок побольше - первое, поменьше - второе. В кружках компот или кисель. Может присутствовать тарелка с закуской. На это тарелке может лежать капуста или солёные огурцы-помидоры, что там, в меню, то и лежит. Может присутствовать тарелка с порционным "мясом" или рыбой. В стопку сложены десять мисок и выложены в ряд десять ложек. Тарелка с хлебом, алюминиевая солонка, вернее трехсекционное корытце в котором насыпана соль, перцы красный и чёрный. Вроде всё.
Неторопливо подходит к столу сержант. Оглядывает нас, застывших и ожидающих.
- Садись !
Мы плюхаемся. Если сержанту понравилось как мы сели, то больше нас туда-сюда не подпрыгивают. А так может повториться разов до семи - десяти.
- К раздаче пищи … сидящий с краю напротив сержанта вскакивает, при этом зажимая шапку между ног и хватая в руку черпак. ….
Приступить!
Первая миска наливается сержанту. Разводящий совершает несколько кругов в бачке и в миску сержанта наливается со дна и погуще. Затем всем остальным.
Наступала очередь, так называемого, порционного блюда. После сержанта, который покопавшись в миске с небритыми щетинистыми кусками варёной свиной шкуры со слоем сала, выбирал себе что-то с прожилками мяса, она шла по кругу. Копаться в миске считалось дурным тоном, поэтому каждый брал себе то, что попалось, хотя конечно выбрать старались, но не явно. И вот что хочу заметить. За всю свою службу я ни разу не встречал мусульманина, который отказался бы от этой свинины. Трескали правоверные это сало за милую душу. А иначе - где взять бы им белок? Думаю, что Аллах их прощал. Необходимость.
Пока шла раздача первого делился хлеб. По два куска чёрного и по куску белого
. После первого таким же образом раздавалось второе и салат.
Исключением тут были трое за столом. Это уже упомянутые мной Новосад и Коваленко, да примкнувший к ним ещё один. Им разрешалось добавлять черпак второго прямо в первое. И по мере освобождения миски, прямо туда крошился хлеб. И, что интересно, поедалось это с громким чавканьем и похрюкиванием. Чем это объяснить - не знаю. По-моему просто патологической жадностью указанных товарищей, но зрелище было не для слабонервных.
Мы, учебка, питалась в последнюю очередь. В третью смену, после всех частей. Что было в бачках - понятно. Особенно, когда на второе было "картофельное пюре". Жижа с комбижиром подкрашенная собственно картошкой. НО ! Когда в наряд заступали мы - почему-то хватало всем, даже картофельного пюре. Потому что чистить ее, нас заставляли по-людски.
Прапорщик Скорочкин - старшина нашей 1 роты, а он заступал дежурным по столовой с нами, заставил нас в первый раз перечистить очистки - а то, что есть-то, будете, гвардейцы? И мы со стонами и скрипом, понося его разными распоследними словами, картошку перечистили. И стало, что есть тогда всем - и нам и остальным. Это я к тому, что иногда отношение к нам солдатам со стороны офицеров и прапорщиков казавшееся свинским и нечеловеческим было АБСОЛЮТНО справедливым. Нас просто учили быть людьми, и относится друг к другу по человечески. Хотя нам не всегда это нравилось. Видимо причина простая. Практически всегда никому не нравится, когда ему указывают, если справедливо, на то, что он поступает по свински. И в последующем - плов ли с червями, картошка ли гнилая в суп пошла, маслобой шайбу в форму подложил или там ещё что.
Исполняли все эти безобразия мы - солдаты. И страдали в первую очередь мы - солдаты. Очень легко обвинять начальника столовой, зампотыла и т.п. и т.д. Но в основе стояли такие же, как мы солдаты. Держались ребята за свои хлебные и тёплые места, поэтому не возражали этим начальникам, поэтому старались урвать и своё, после ли них (начальников), вместо ли них. Какая в принципе разница. Страдали то наши желудки. Отдельного упоминания заслуживает воскресный завтрак. В воскресенье на завтрак была рисовая каша и яйца.
Эти воскресные яйца мы ели так. Одно в рис, а второе пополам и на кусок хлеба поверх масла.
Я как-то обратил внимание на глаза ребят, в момент съедения этого бутерброда - да хоть атомный взрыв - всё равно его не брошу - потому, что он хороший. И в этот момент солдатские души отлетали домой, по-моему. Пожалуй, только один раз в неделю приём пищи и проходил с удовольствием.
Сержанты всегда заканчивали есть раньше. Почему? Это становится понятным только к середине третьего периода. Он уже допивал компот, а мы ещё впихивали в себя остатки второго. Так что кусок белого хлеба и компот-кисель уже заглатывался в нервно-истерическом темпе.
- Закончить приём пищи ! Следовала тихая, но внятная команда. Тут полагалось абстрагироваться от мисок, ложек, кружек и т.д. И выпрямиться за столом.
- Выходи строиться !
Пока взвод вытягивается строиться, дежурные должны были всю посуду со стола оттащить в мойку и успеть встать в строй до команды "становись". Опоздания не приветствовались, ибо были чреваты для всего взвода.
А после обеда, строевым и с песней дружно … очень способствует правильному пищеварении.

МИКРОДЕМБЕЛЬ

Наступил апрель. И наступив, стремительно подкатился к концу. Дикое напряжение последних трёх недель просто валило с ног. Мы спали по шесть часов в ночь с субботы на воскресенье. В остальные дни по четыре, самое большое. Занятия, тренировки, полевые выходы сменяли друг друга с какой то калейдоскопической скоростью. Сержанты озверели настолько, что от них летели искры. Гайки уставщины закрутили так, что начинать письмо домой, хотелось со слов "здравия желаю", а к папе "разрешите обратиться" !!!
Экзамены тоже прошли, в каком то угаре.
Единственный момент был при сдаче технической подготовки. Мне проверяющий задал вопрос. Что, спросил он, надо сделать, чтобы из АМ приёмного тракта, сделать ЧМ ? Т.е. чтобы принимать частотно модулированный сигнал, на аппаратуре предназначенной для приёма амплитудно-модулированного сигнала. Я слегка окосел и впал в столбняк, переваривая суть вопроса. А он мне с превосходством старшего и опытного товарища, посоветовал установить частотный демодулятор … Ё !!! Вот же демоНдулятор пехотный.
И стометровку мне пришлось бежать в сапогах на два размера больше. Дело в том, что перед экзаменами по физо я вертыхнулся с брусьев и здорово ударился спиной. И будучи освобожденным, от физо, отдал свои сапоги кому-то из ребят. Почему понадобилась такая замена, уже не помню. Но принимающий поставил меня в строй - авось не помрёшь, как сказал товарищ майор. Вот и бежали мы стометровку. Впереди сапоги, а сзади я.
И вот экзамены сданы.
Стало даже как-то интересно - что будет? Наступило затишье. На улице был конец апреля. А точнее 28 апреля 1977 г. Это был первый день, когда с утра, после завтрака, на разводе была дана команда заниматься приведением материальной учебной части В порядок и подготовкой к отправке в войска. Т.е. занятия закончились и что делать дальше, стало непонятно. Тем более, что накануне нам был зачитан приказ об окончании школы, присвоении классности и были даже вручены значки с циферкой три. Стали мы вобщем как настоящие солдаты. ВСК, классность, комсомольский значок … просто, понимаешь … микродембеля, одним словом. Сержанты перешли на какой-то очень спокойный тон в обращении с нами, где-то даже запанибрата.
Им, я думаю, даже жалко было с нами расставаться. Они всё же растили нас целые пол года, мы уходили, а им предстояло снова-здорово, начинай сначала, трепи мочало.
Нет, вольницы не допускалось никакой, но гайки были отпущены. Мы даже осмеливались отпрашиваться в чайную и по команде на построения не бежать, а … идти в строй.
А тут ещё Вася Добрань снова отличился, чем привёл Айдарова в буйное помешательство. Даже дважды отличился.
Во первых. Он на торжественной зачитке приказа и т.п. задал вопрос начальнику политотдела. В смысле, а можно ли теперь считать запрет на курение отмененным? НачПо очень удивился, в смысле, по поводу существования такого запрета и подтвердил, что курсантам теперь курить можно.
Представьте себе наши торжествующие рожи на первом же перекуре после этого собрания. Мы до этого, как школьники младших классов, тянули потихоньку по углам, а тут совершенно свободно и открыто, перед лицом сержантов. Большинство из них отнеслись к этому явлению совершенно спокойно, но только не Айдаров. Он воспринял это как умаление личных достоинств и прямое оскорбление, почему-то. Стоял около курилки аж фиолетовый от злости и невозможности что-то сделать.
Во вторых. Уже в роте. Были зачитаны два приказа. Первый об увольнении в запас старших сержантов и ефрейтора каптёрщика. Второй о присвоениях очередных званий, назначениях и перемещениях. В этом приказе, помимо окончательного распределения нас по группам, округам и т.п. содержалось также следующее. Двум курсантам из каждого взвода были присвоены звания ефрейтора, за отличное окончание школы и одному, который оставался в роте каптёрщиком.
Семи человекам из роты было присвоено звание младших сержантов, и они были назначены на должности командиров отделения во взводах, вместо увольняемых в запас и Айдарова, который убывал в БелВо, для дальнейшего прохождения. В нашем взводе младших присвоили, двоим и обоих оставляли во взводе.
Вот Айдарову и было вдвойне хорошо. Вася, которого он "обожал" и любил нежнейшей любовью, оставался в школе, а ему предстояла дорога в часть. Причём вместе с Вовкой Мелкумяном, с которым у него тоже были сложные отношения. Да по слухам, таких как он, в войсках не очень жаловали. Все помнили учебку.
Все эти пять дней, которые я провёл после описываемых событий, до отправки в ЦГВ прошли в прощаниях и расставаниях с ребятами, которые уезжали раньше. Было грустно, на самом деле. Ведь мы целых полгода пахали бок о бок, в чём-то даже сроднились.
Главным развлечением стало прибытие нового пополнения. Смешно сказать, но мы в краткие минуты общения с ними, вели себя так же, как те старики, которые встречали нас. Рассказывали им страшилки про службу, пугая, что им придётся даже хуже, чем нам. Поскольку, потому как тепло гонять их будут сильнее. На самом деле оно так и вышло. Осенью, когда уже в батальон приехали ребята из очередного за нами выпуска, такое порассказали… А Васёк наш вообще монстром стал натуральным. Но это к делу относится.
И вот, наконец, наступил и наш день. Четвёртого мая, с утра поступила команда собирать манатки и нашей группе …..

Продолжение следует




Иван Иваныч




[ Назад | Начало | Наверх ]
Информация для пользователя
Добро пожаловать, Гость
Логин
Пароль
(Регистр)
Зарегистрировались:
Последний: kam3
Сегодня: 0   Вчера: 0
Всего: 2045

Посетителей онлайн:
Гостей: 8   Членов: 0
Всего: 8

Случайное фото из фотогалереи
Всего 4202 фоток

Категория:
Встреча 5-8 октября 2006г. "Соколова пустынь"

Фотка:
Танцы 5

Вид с WEB камеры на Оломоуц
Вид на Оломоуц

Вид на Карлов Мост Прага

Видео Оломоуц - от Валерия Гринчия
Просмотреть ролик
Посмотреть ролик

Погода

Курсы валют

   
PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi. Данное программное обеспечение является бесплатным, распостроняемым на основе - GPL License.
PHP-Nuke распространяется без всяких гарантий, подробнее смотреть лицензию.
   
При публикации материалов ссылка на данный сайт обязательна © 2005.